Две смерти 143-го


Шел грозный январь сорок пятого года...

танк т-34

Среди стальной лавины, что рвалась к границам Рейха был и наш главный герой. Он был совсем молодым и носил гордое имя "143". Что за странное имя? - пораженно воскликните вы... Ничего странного - просто он был танком, герой этого рассказа.


Помните слова военной песни?

Это правила, где лежит
Гениальная простота,
И конструктора главного жизнь,
Перешедшая в этот танк.

Можно сказать эти строки про него - про наш танк "143"...

Родился он на Урале в сорок четвертом году - в гулких цехах нижнетагильского танкового завода. Потом он долго ехал укрытый брезентом по разрушенной стране - на восток. Туда, где истекал кровью все еще сильный фашистский зверь. Туда, где вторая Гвардейская танковая армия готовилась перейти границы "вечного Рейха".

А дальше? А дальше снова было как в песне:

И в наушниках "Заводи !"
И прорвать оборону - приказ,
Ну, родимый, не подведи,
И до самого пола - газ !

И болванки в башню удар,
И застывший радиста взгляд,
И фанерная в поле звезда,
И сто грамм за погибших ребят.

И замер "сто сорок третий" у самой немецкой границы... На окраине небольшого польского города Чарнков. Именно здесь, в тридцать девятом, звучали первые выстрелы 2-ой мировой войны. И в сорок пятом немцы тут дрались с фанатизмом обреченных. И застыл 143-ий. Так и не смог он перейти границу Германии. Не увидел "143", как его братья брали Берлин. Так он погиб в первый раз - как танк...

пробитие, борт, танк
Смертельная рана 143-го. Первый снаряд разбил ему катки. А когда танк стал боком - прилетел другой, смертельный.

Тут бы и кончиться его короткой жизни. Но надо было такому случиться - военный комендант городка, у которого погиб этот танк, старший лейтенант Тихонов, погладил рукой пробитый борт "143"-го и приказал водрузить его на главной площади Чарнкова, как обелиск на могилах нескольких сотен русских ребят, что погибли вместе с 143-им в том роковом январском бою.

Польша, танк, памятник

"Вечная слава героям" - написали на его постаменте. Вечно он будет стоять над могилами ребят из своего экипажа. Вот так, однажды погибнув, стал "сто сорок третий" символом вечной памяти... А потом ему довелось умереть снова.

постамент, памятник, Польша

Только вот не догадывался "сто сорок третий", что у спасенных и "вечно благодарных", вечность - понятие растяжимое. Наверно, ему было больно и обидно, когда его выдирали с мясом с постамента. Когда выкапывали кости его боевых друзей из могил...

варварское разрушение памятника в Польше

Но что он мог сделать? Грозный танк... Погибший еще зимой сорок пятого. Без снарядов, мертвый и беспомощный, без своего верного экипажа. Это тогда в огне сорок пятого он был:

Это скорость и мощь огня,
Это люди сильней, чем броня,
Это слава моей страны -
Т - 34 !

Тогда он мог бить стальных фашистских зверей. Против человеческой памяти и благодарности, наш танк воевать не мог.

варварское разрушение памятника в Польше

варварское разрушение памятника в Польше

Наверняка, "сто сорок третьему" было очень горько.Он уже во второй раз не смог защитить свой экипаж. Как в сорок пятом, когда немецкий снаряд пробил ему борт...

варварское разрушение памятника в Польше

Вот и сейчас, спустя полвека, не смог он спасти своих ребят - когда их выкапывали из могилы, а его снимали с постамента.

Так он погиб во второй раз - как памятник.

варварское разрушение памятника в Польше

Это - все, что осталось от "нашего правого дела", от памяти о шестистах тысячах наших ребят, положивших свои жизни за спасение Польши,  и могил тех трехсот ребят, погибших при освобождении этого городока...

И, поверьте, не его эта вина... Дважды погибшего "сто сорок третьего"...

,

Это не обсуждается.