Из Пана Тадеуша…


Вечерний мрак густел. Уже меж лозняками,
Вдали, глаза волков светились огоньками.
Подальше, у краев ночного небосклона,
Пастушеских костров огни мерцали сонно.
Вот месяц засветил фонарик над лесами,
Он светом озарил всю землю с небесами.
Земля и небеса, как будто муж с женою,
Покоились вдвоем под легкой пеленою
И были счастливы: в объятьи неба чистом
Блестела грудь земли под месяцем лучистым
Напротив месяца взошла звезда, другая,
Десятки тысяч звезд уже горят мигая...

...Едва он несколько шагов прошел в смятеньи, —
Возникло перед ним, казалось, привиденье;
Все в белом, стройное, откуда? Что такое?
Приблизилось к нему с протянутой рукою.
И на руку луна отбрасывала тени.
«Неблагодарный! — так шепнуло привиденье. —
Искал ты глаз моих, теперь бежишь от взгляда!
Ловил слова мои, теперь и слов не надо!
Как зачумленную, меня обходишь ныне!
Но так и надо мне! — доверилась мужчине!
Не мучила тебя и вот, себе на горе,
Я предалась тебе... Увы! Постыла вскоре!
Ты победил легко — и сердце зачерствело,
Легко добытое — легко и надоело!
Но так и надо мне! Научена уроком,
Я больше, чем ты сам, казню себя упреком!»

Тадеуш отвечал: «Причина есть другая,
И сердцем я не черств, тебя не избегаю,
Но что подумают о нас, давай рассудим,
Коль на глаза вдвоем мы попадемся людям?
Ведь неприлично нам грешить с тобой открыто».
«Грешить! — ответила она ему сердито, —
Невинное дитя! Я — женщина и все же
Готова для любви всем жертвовать. О боже!
Я сплетен не боюсь! А ты, а ты — мужчина
Чтоб осудить тебя, какая есть причина?

Десятерых люби — не встретишь осужденья!
Меня бросаешь ты, — увы, — без сожаленья!»

Тадеуш возразил: «Скажи мне, Телимена,
Что станут говорить о юноше, отменно
Здоровом, холостом, живущем беззаботно,
Тогда, как молодежь всем жертвует охотно,
Бросая жен, детей, уходит под знамена?
Позор — не ехать мне без всякого резона!
И мой отец хотел, чтоб я служил уланом,
И дядя мой вполне согласен с этим планом.
Уеду завтра же, решенье неизменно.
Ей-богу, не могу остаться, Телимена!»
«Тадеуш! Я тебе препятствовать не вправе,
Не заступлю пути ни к подвигам, ни к славе!
Мужчина ты, найдешь любовницу иную,
Красивее меня, богаче — не ревную!
Но пред разлукою хочу я быть счастливой,
Хочу увериться, что ты любил правдиво,
Что не шутил со мной жестоко и беспечно,
Но что любил меня Тадеуш мой сердечно!
Хочу из уст твоих «люблю» услышать снова,
И в сердце сохранить навеки это слово...

носки оптом

  1. #1 by anapavsys on 28.01.2013 - 21:02

    любовь выше национальностей и всякой там политики… как ее сегодня мало… это так трогательно!.. побольше б таких настоящих чувств при ясном уме и твердой воле… а то сегодня для многих БЫДЛО — НОРМА ЖИЗНИ…
    благодарю за чудесный пост…

  2. #2 by anapavsys on 28.01.2013 - 21:02

    любовь выше национальностей и всякой там политики… как ее сегодня мало… это так трогательно!.. побольше б таких настоящих чувств при ясном уме и твердой воле… а то сегодня для многих БЫДЛО — НОРМА ЖИЗНИ…
    благодарю за чудесный пост…

  3. #3 by anapavsys on 28.01.2013 - 21:02

    любовь выше национальностей и всякой там политики… как ее сегодня мало… это так трогательно!.. побольше б таких настоящих чувств при ясном уме и твердой воле… а то сегодня для многих БЫДЛО — НОРМА ЖИЗНИ…
    благодарю за чудесный пост…

(никто не узнает)