Лукишская площадь


Именно на этом месте было это заведение:

"На краю большой пустой базарной площади, среди непролазной весенней грязи, навозных куч, оброненной с возов соломы, поставлена громадная палатка. Словно зверолов, накинув этот брезент, накрыл им множество зверей. Из под брезента доносятся звуки шарманки, рычание хищников, визг и крики обезьян. На боках палатки, словно отпотевших от пятен, разводов грязи и сырости, налеплены яркие афиши: «Африканские львы» прыгают через обручи, затянутые бумагой, «Бенгальские тигры» стоят на задних лапах, «Индийский слон» с высоко поднятым хоботом, «Самая большая в мире змея удав», обвивающая ствол пальмы. Перед афишами толпятся мальчишки, зеваки...
...Звери — в клетках, поставленных друг к другу очень близко; и самые клетки очень тесные. Некоторые звери явно томятся в этой тесноте — например, белый медведь (ближе к выходу, где холодно, стоят клетки с северными зверями; звери из жарких стран занимают середину палатки). Белый медведь, кстати, почти не белый, до того он грязный, словно валялся во всех лужах, его шерсть прямо побурела от грязи. В клетке белого медведя стоит что то похожее на большую цинковую ванну с грязной водой. Эта ванна занимает три четверти клетки, а сам медведь неподвижно стоит рядом, тоскливо качаясь из стороны в сторону, как маятник. В ванную он при нас не полез ни разу — что за удовольствие, если не только плавать, но даже двигаться в ней для него, вероятно, невозможно! Глаз белого медведя не видно, они теряются, как в траве, в его грязно белой шерсти. Зато у соседа его, северного оленя, глаза большие, выпуклые, смотрят печально и даже, как мне кажется, укоризненно: «Вот, ходите вы все мимо моей клетки, а я стой, как дурак!» А неподвижен он оттого, что клетка тесная и огромные ветвистые его рога не позволяют ему двигаться, — он и стоит, как дама в слишком большой шляпе!
Очень смешные обыкновенные медведи — они борются друг с другом, неуклюже перекувыркиваются через голову, протягивают сквозь прутья лапы, как бы прося подачки. Кто то дал одному из медведей бутылку с молоком, и он, осторожно держа ее обеими лапами, сосет молоко. Молоко в бутылке убывает — медведь запрокидывает назад голову и высасывает все до последней капли, аккуратненько, не облившись!
А вот — очень большая клетка, самая большая во всем зверинце. Перед ней — толпа ребят и взрослых, смех, крик. Это обезьянья клетка. В нее выходят дверцы нескольких десятков маленьких, тесных клеток, в которых сидят обезьянки, подогнув под себя ноги, что то жуя, часто мигая полузакрытыми веками глаз.

  1. #1 by taliona on 15.11.2010 - 06:11

    Спасибо!
    Мне даже кажется, что когда-то давно Вы выкладывали фотографию Лукишской площади, и там даже просматривался шатер.

    • #2 by Szhaman on 15.11.2010 - 06:13

      Эта наверно

      • #3 by taliona on 15.11.2010 - 11:07

        Эта. Думаете, это оно?

  2. #4 by taliona on 15.11.2010 - 06:11

    Спасибо!
    Мне даже кажется, что когда-то давно Вы выкладывали фотографию Лукишской площади, и там даже просматривался шатер.

    • #5 by Szhaman on 15.11.2010 - 06:13

      Эта наверно

      • #6 by taliona on 15.11.2010 - 11:07

        Эта. Думаете, это оно?

  3. #7 by taliona on 15.11.2010 - 06:11

    Спасибо!
    Мне даже кажется, что когда-то давно Вы выкладывали фотографию Лукишской площади, и там даже просматривался шатер.

    • #8 by Szhaman on 15.11.2010 - 06:13

      Эта наверно

      • #9 by taliona on 15.11.2010 - 11:07

        Эта. Думаете, это оно?

Это не обсуждается.