Posts Tagged «ursa major»

Сергей Пясецкий «Любовник Большой Медведицы»

Вы можете спросить - зачем вам я рассказывал о таком необычном польском писателе, как Сергей Пясецкий? А мне просто стало обидно, что его знаменитая книга "Любовник Большой Медведицы", спасшая ему жизнь и позволившая выйти из тюрьмы, так никогда и не была переведена на русский.
А быт контрабандистов и реалии советско-польской границы и виленского края глазами противников были бы интересны людям, смотревшим на нее в детстве в сериале "Государственная граница". Заодно и оцените - стоила ли книга тех восторгов 🙂

Так что - вот пока первая глава книги "Любовник большой медведицы" в моем переводе.


Обложка испанского перевода 1944 года издания

Глава первая

Под колесами большой телеги
На границе дождь обмоет,
А солнышко высушит;
Лес от пуль укроет,
Шаги ветер заглушит.
(Из песни контрабандистов)

Это была моя первая "дорога". Шло нас двенадцать: я и еще девять контрабандистов; партию вел «машинист»* Юзеф Трофида, старый, опытный проводник; за товаром присматривал еврей Лева Цилиндр. «Нóски» у нас были легкие: по тридцать фунтов каждая, но они были большими. Товар переправляли дорогой: чулки, шарфы, перчатки, шали, галстуки, гребни…
Мы сидели, утопая в темноте, в длинном, узком и влажном канале, проходящем под высокой насыпью. Вверху бежала дорога, ведущая из Ракова на юго-восток. Сзади мерцали огни Поморшчизны. Впереди была граница.
Мы отдыхали. Парни, укрывшиеся в канале, курили, пряча огоньки папирос в рукавах курток – последний раз перед отправлением в дорогу. Курили медленно, жадно втягивая в грудь табачный дым. Некоторые поспешно докуривали уже вторую папиросу. Все сидели на корточках, опершись о влажные стены канала плечами, на которых были закреплены на лямках, как ранцы, большие «нóски».
Я сидел с краю. Около меня, возле самого устья канала, маячил на темном фоне неба неясный силуэт Трофиды. Он повернулся ко мне бледным пятном лица и начал шептать хриплым, как бы простуженным голосом:
– Держись меня… Понимаешь?... Ну и того… Если влипнем… только нóски не бросай!... Смывайся с нóской… Если большевики без товара поймают… впаяют шпионаж… Тогда конец!... На торф переработают!...
Я кивнул головой, что понял.

Там есть еще »

90 комментариев

Страсти вокруг «Ursa Major» 2

Тут бы и закончиться приключениям нашего героя – вместе с его яркой, но недолгой жизнью… Ведь, согласитесь, решение военного суда о вашей смертной казни мелкой неприятностью не назовешь! Но тут случилась неожиданная вещь – начальство из разведки, совсем недавно выгнавшее бесперспективного наркомана, все же о нем не забыло. Протекция бывшего начальника – и президент Польши заменяет палача и петлю на пятнадцать лет тюрьмы. Вначале это была обычная тюрьма в Лиде, но после череды попыток побега и организации беспорядков ее сменяли все более и более строгие места заключения. По свидетельству самого Сергея, именно тогда он поставил своеобразный рекорд – девять месяцев непрерывного нахождения в холодном и мокром бетонном карцере. В деле Пясецкого появилась пометка “особо опасен”, а он сам очутился в самой страшной тюрьме довоенной Польши.

Там есть еще »

17 комментариев

Страсти вокруг «Ursa Major»

Сегодня я вам хочу рассказать одну историю. Правда, она настолько неправдоподобна и головокружительна, что вряд ли кто-то в нее поверит…
Ну да ладно...

Начать, полагаю, надо с самого начала. А какое же может быть начало у истории про одного незаурядного человека? Пожалуй, начать следует с его отца. Тут надо сказать, что отец его был в маленьком местечке недалеко от губернского города Минска персоной преизрядной. Начальник почтового отделения в те времена был в местечке фигурой посолиднее, чем иной генерал в столице! Правда, разговоры про него ходили нехорошие… Судачили, что господин начальник был изряднейшим ходоком по женской части. У холостого почтмейстера служанки всегда были молодые, пригожие и долго в услужении не задерживались…

Вот тут-то, пожалуй, стоит перейти непосредственно к истории нашего главного героя, которая началась 1 апреля 1901 года. Этим погожим весенним деньком служанка Клава родила сына. Казалось бы, событие рядовое и ничем не примечательное – мало ли девок рожали в те давние времена на просторах Российской империи?! Правда, в данном случае дело осложнялось тем, что незамужняя Клава Кулакович была в услужении у того самого господина почтмейстера, падкого до женского полу. Младенца мужескаго полу окрестили по православному обряду и нарекли Сергеем. Так бы и прожил незаконнорожденный Сергей Кулакович жизнь обычную и неприметную, но тут что-то произошло в небесных сферах, и пошла его история совсем по другому пути… То ли в небесной механике провернулась какая-то неправильная шестеренка, то ли трудолюбивые норны вплели особо заковыристый узелок в полотно людских судеб, но выпала незаконнорожденному отроку Сергею судьба поистине удивительная…

Там есть еще »

29 комментариев