Новый попаданец в 1941


Ну на самом деле не совсем новый - книга в виде рукописи уже выкладывалась на самиздате под названием "Бонус"
Но вот теперь появилась на флибусте в книжном варианте:

Аннотация
Летом 1941 года средняя продолжительность жизни «сталинских соколов» на передовой не превышала двух недель. А истребителю-«попаданцу» из далекого будущего отпущено и того меньше. За эти десять фронтовых дней не успеть ни пробиться на прием к Сталину, ни ликвидировать фюрера, ни создать реактивную авиацию. Всё, что ты можешь, оказавшись в теле своего прадеда, — занять его место в боевом строю И-16, чтобы погибнуть в бою за Родину... Десять дней в небесном аду, десять дней отчаянных боевых вылетов на прикрытие, разведку и перехват, на сопровождение бомбардировщиков и самоубийственные штурмовки... Два сбитых фашистских аса, уничтоженная немецкая супермортира, спасенный от гибели под бомбами прадедовский полк.. Много это или мало, чтобы изменить ход войны? Ради чего «попаданцу» взлетать в преисподнюю и сгорать заживо? Достойно ли наше будущее бессмертной дедовской славы?..

Что сказать о книге? Это ОЧЕНЬ специфическое произведение. Если вы днями летали в авиасимуляторах в режиме полного реализма, у вас на полках десятки книг и альбомов по самолетам Второй Мировой - вам эта книга может понравится. Иначе не уверен :)

  1. #1 by raffal on 23.02.2013 - 10:56

    Читаю. Хорошо !

  2. #2 by raffal on 23.02.2013 - 10:56

    Читаю. Хорошо !

  3. #3 by raffal on 23.02.2013 - 10:56

    Читаю. Хорошо !

  4. #4 by alex_barenberg on 23.02.2013 - 11:49

    Редко какая книга меня цепляет сразу и насовсем. Так, что невозможно оторваться, пока не доберешься до последней точки. Эта — зацепила. Видимо, я подхожу под приведенное вами определение круга читателей этого произведения :) Кстати, узнал о ее существовании из прошлой публикации вашего блога, так что спасибо за наводку.

  5. #7 by alex_barenberg on 23.02.2013 - 11:49

    Редко какая книга меня цепляет сразу и насовсем. Так, что невозможно оторваться, пока не доберешься до последней точки. Эта — зацепила. Видимо, я подхожу под приведенное вами определение круга читателей этого произведения :) Кстати, узнал о ее существовании из прошлой публикации вашего блога, так что спасибо за наводку.

  6. #10 by alex_barenberg on 23.02.2013 - 11:49

    Редко какая книга меня цепляет сразу и насовсем. Так, что невозможно оторваться, пока не доберешься до последней точки. Эта — зацепила. Видимо, я подхожу под приведенное вами определение круга читателей этого произведения :) Кстати, узнал о ее существовании из прошлой публикации вашего блога, так что спасибо за наводку.

  7. #13 by skifalef on 28.02.2013 - 10:03

    Прочитал.
    На редкость неприятное послевкусие оставила книга.

    И дело не в том, что мне чужда тема технических подробностей самолетов (она мне не чужда).

    Просто уже в середине книги поймал себя на том, что представляю себе известную картинку про пионеров, доящих коня. И подписью «Ни хрена не умеют, но всюду лезут».

    Уже набившие оскомину гениальные мысли про необходимость «встать в стратегическую оборону», вызывающие усмешку и вызывающие в памяти фазу про то, что «жаль, что все, кто умеет управлять государством, уже работют таксистами и парикмахерами».

    Двойные стандарты во все поля — Павлов автору нравится, поэтому его нелицеприятную характеристику, данную Хрущевым, он сходу отметает по причине неверия Хрущеву. И буквально через 10 страниц радостно, без тени сомнения, цитирует нелицеприятную характеристику, данную Хрущевым Жукову. Потому что Жуков автору не нравится.

    Причем, неприязнь автора к Жукову для меня иррациональна. Сам автор объясняет ее, в основном, тем, что дед и отец главного героя (совершенно очевидно писавшегося автором как бы с себя) в застольных разговорах пришли к мнению, что Жуков не совсем бездарь, но, в общем ничем выдающимся себя не проявил. Опять расхожий миф про «Жуков мясом завалил» и т.п. Ну, тут понятно, каждый мнит себя статегом, видя бой со стороны. Но каким же стратегом мнит себя автор, прям завидно.

    А особенно позабавила ирония автора, осуждающего мартиьюшность «Воспоминаний и размышлений». Это автора-то книги, которая состоит из мартисьюшности процентов на 90. Очень смешно, правда.

    И последний гвоздь в гроб этой книги (для меня, конечно же; мнение сугубо субъективно) — отвратительный язык с к месту и не к месту. Делением предложений. На слова. Отдельные. Видимо, чтобы крутость. Показать. Героя. Главного.

  8. #14 by skifalef on 28.02.2013 - 10:03

    Прочитал.
    На редкость неприятное послевкусие оставила книга.

    И дело не в том, что мне чужда тема технических подробностей самолетов (она мне не чужда).

    Просто уже в середине книги поймал себя на том, что представляю себе известную картинку про пионеров, доящих коня. И подписью «Ни хрена не умеют, но всюду лезут».

    Уже набившие оскомину гениальные мысли про необходимость «встать в стратегическую оборону», вызывающие усмешку и вызывающие в памяти фазу про то, что «жаль, что все, кто умеет управлять государством, уже работют таксистами и парикмахерами».

    Двойные стандарты во все поля — Павлов автору нравится, поэтому его нелицеприятную характеристику, данную Хрущевым, он сходу отметает по причине неверия Хрущеву. И буквально через 10 страниц радостно, без тени сомнения, цитирует нелицеприятную характеристику, данную Хрущевым Жукову. Потому что Жуков автору не нравится.

    Причем, неприязнь автора к Жукову для меня иррациональна. Сам автор объясняет ее, в основном, тем, что дед и отец главного героя (совершенно очевидно писавшегося автором как бы с себя) в застольных разговорах пришли к мнению, что Жуков не совсем бездарь, но, в общем ничем выдающимся себя не проявил. Опять расхожий миф про «Жуков мясом завалил» и т.п. Ну, тут понятно, каждый мнит себя статегом, видя бой со стороны. Но каким же стратегом мнит себя автор, прям завидно.

    А особенно позабавила ирония автора, осуждающего мартиьюшность «Воспоминаний и размышлений». Это автора-то книги, которая состоит из мартисьюшности процентов на 90. Очень смешно, правда.

    И последний гвоздь в гроб этой книги (для меня, конечно же; мнение сугубо субъективно) — отвратительный язык с к месту и не к месту. Делением предложений. На слова. Отдельные. Видимо, чтобы крутость. Показать. Героя. Главного.

  9. #15 by skifalef on 28.02.2013 - 10:03

    Прочитал.
    На редкость неприятное послевкусие оставила книга.

    И дело не в том, что мне чужда тема технических подробностей самолетов (она мне не чужда).

    Просто уже в середине книги поймал себя на том, что представляю себе известную картинку про пионеров, доящих коня. И подписью «Ни хрена не умеют, но всюду лезут».

    Уже набившие оскомину гениальные мысли про необходимость «встать в стратегическую оборону», вызывающие усмешку и вызывающие в памяти фазу про то, что «жаль, что все, кто умеет управлять государством, уже работют таксистами и парикмахерами».

    Двойные стандарты во все поля — Павлов автору нравится, поэтому его нелицеприятную характеристику, данную Хрущевым, он сходу отметает по причине неверия Хрущеву. И буквально через 10 страниц радостно, без тени сомнения, цитирует нелицеприятную характеристику, данную Хрущевым Жукову. Потому что Жуков автору не нравится.

    Причем, неприязнь автора к Жукову для меня иррациональна. Сам автор объясняет ее, в основном, тем, что дед и отец главного героя (совершенно очевидно писавшегося автором как бы с себя) в застольных разговорах пришли к мнению, что Жуков не совсем бездарь, но, в общем ничем выдающимся себя не проявил. Опять расхожий миф про «Жуков мясом завалил» и т.п. Ну, тут понятно, каждый мнит себя статегом, видя бой со стороны. Но каким же стратегом мнит себя автор, прям завидно.

    А особенно позабавила ирония автора, осуждающего мартиьюшность «Воспоминаний и размышлений». Это автора-то книги, которая состоит из мартисьюшности процентов на 90. Очень смешно, правда.

    И последний гвоздь в гроб этой книги (для меня, конечно же; мнение сугубо субъективно) — отвратительный язык с к месту и не к месту. Делением предложений. На слова. Отдельные. Видимо, чтобы крутость. Показать. Героя. Главного.

(никто не узнает)