Завод


В далеком 1990 году я переступил порог цеха этого завода...

"Ныне, пожалуй, лишь по строгой геометрии этого квартала в центре Вильнюса, ограниченного улицами Швитригайлос - Витяне - Наугардуко - Шевченко, да по монументальности зданий, все еще напоминающих промышленные корпуса, можно догадаться: когда-то здесь был крупный завод. Сегодняшний квартал банков, гостиниц, ночных клубов, учебных заведений, магазинов и офисов - это прежде знаменитые "пятерки": почтовый ящик "555", впоследствии получивший такое название (до определенного времени каждое оборонное предприятие СССР не имело открытого официального названия, а в документах называлось по почтовому ящику, в данном случае он был 555).

http://common.regnum.ru/pictures/news/2011-08/1-16-big.jpg

Одно из недостроенных зданий сегодня. Надпись на фасаде выглядит уныло и звучит при таком виде иронично. "Жизнь красива и никогда не закончится", - написал белой краской кто-то на стене.

Производственное объединение "Вильнюсский завод радиоизмерительных приборов имени 60-летия Октября" включало в себя собственно завод (сокращенно - ВЗРИП им. 60-летия Октября), НИИ радиоизмерительных приборов (ВНИИРИП) и филиал в Калининграде. Основная продукция - СВЧ-электроника для нужд оборонной промышленности и народного хозяйства. ПО замыкалось "на Москву" - на 1-е Главное управление Министерства электронной промышленности СССР, куда входили все союзные предприятия СВЧ-электроники.

Владимир Высоцкий и Октябрь Бурденко. 1976 год. Фото из архива семьи Бурденко.

Владимир Высоцкий и Октябрь Бурденко. 1976 год. Фото из архива семьи Бурденко.

Не совсем верно говорить, что "пятерки" - градообразующее предприятие, поскольку в те годы в литовской столице Советским союзом было построено  19 крупных заводов и фабрик. Тем не менее, ВЗРИП и в этом внушительном списке стоял особняком.
Во-первых, здесь была самая большая партийная организация в городе. Во-вторых, многолетний директор завода Октябрь Осипович Бурденко являлся человеком, без участия которого мало что происходило не только в Вильнюсе, но и в Литве. Начиная с очередного съезда местной Компартии и заканчивая организацией детских соревнований по хоккею на льду между домоуправлениями города. Говоря сегодняшним языком, Октябрь Бурденко был олигархом того времени, но с партийным билетом у сердца. Бурденко на заводе был царь, бог и воинский начальник. Недаром многолетний, ныне покойный, руководитель Гражданской обороны ВЗРИП Виктор Вороненко родил такую шутку: "Вильнюсский завод радиоизмерительных приборов имени Октября (Осиповича Бурденко)".
Именно при Бурденко завод стал греметь на весь СССР. Директора, кстати, фронтового разведчика, наградили всеми орденами, какими только можно.
В-третьих, ВЗРИП - это как своеобразный городской знак качества, означавший, что здесь - все самое лучшее. Больше, чем на других предприятиях, орденоносцев. Лучшие конструкторы, технологи, фрезеровщики и штамповщики. Высокие зарплаты и премии не только по итогам кварталов, но и месяцев. ВЗРИП - это лучшее режимное предприятие и лучшая колонна демонстрантов 1 мая и 7 ноября. Лучший духовой оркестр. Лучшая самодеятельность. Лучшие спортсмены. Лучшие ясли, детсады и пионерские лагеря в самых лучших уголках Литвы. Лучшая столовая для рабочих. Кстати, попасть в столовую "Восток" было не просто, хотя после обеденного перерыва на заводе она работала в режиме обычной городской. Весь Вильнюс знал: в "Востоке" кормят сытно и недорого. Поэтому каждый мало-мальски уважающий себя чиновник стремился заиметь в этой столовке блат, чтобы не терять времени в очереди. Т.е. вовсю проявляли свои способности, чтобы в условиях всеобщего дефицита получить что-то из-под прилавка.

В здании знаменитой столовой "Восток" сейчас расположена страховая фирма.

В здании знаменитой столовой "Восток" сейчас расположена страховая фирма.

 
В заводском клубе "Заря" по личному приглашению директора завода побывала вся артистическая элита СССР.  Можно утверждать, что в известном смысле ВЗРИП был градообразующим предприятием. А примерно с начала восьмидесятых годов стал даже "регионообразующим".
Автор этих строк отыскал Мечислава Войшвилу, работавшего в те годы на "пятерках" водителем пассажирского автобуса. Каждое утро в 5 часов Мечислав выводил из заводского гаража "Ikarus" и отправлялся в белорусские Ошмяны, расположенные в 50 километрах от Вильнюса. В 05.45 забирал с площади у костела рабочих и уже в 06.30 вновь был на территории завода. После окончания смены все повторялось в обратном порядке.
По словам Войшвилы, которого до сих пор в Ошмянах зовут по-уличному -Мечка, заводские водители ежедневно привозили рабочих из Островца, Гудогай, Сморгони, Михалишек и других белорусских местечек. То есть, отовсюду, где их только можно было найти. "Олигарх" Бурденко давал работу примерно 12 тысячам человек не только собственно на производстве и в НИИ, но и на предприятиях быта, в сфере обслуживания.

Будни завода. Фото из архива семьи Бурденко.

Будни завода. Фото из архива семьи Бурденко.

 
Не станем рассказывать, что именно выпускал завод для нужд Вооруженных сил, в первую очередь - для подводного флота. Наверное, эти приборы и по сей день исправно служат на своих боевых постах. Чтобы лучше представить, насколько высококачественной была продукция "пятерок", сошлюсь на случай, рассказанный столяром-станочником 7 разряда Йонасом Швядасом.
Как и на любом оборонном предприятии, на ВЗРИПе продукцию принимали военпреды - представители так называемой "военприемки": специальной приемной комиссии министерства обороны. Как-то завод выполнял особый заказ ВМФ, для которого потребовалась герметичная деревянная упаковка. Заводские столяры изготовили 150 деревянных ящиков. Точность обработки деталей - 0,1 мм. Как не старалась "военприемка" утопить их в бассейне, упаковка воду не принимала.
 В 1991 году Литва восстановила независимость. Октябрь Бурденко вынужден был уехать в Бостон, где и ушел в мир иной в возрасте 84 лет. У заводского руля встал бывший зам Октября Осиповича Миндаугас Жвирблис. Цеха превратились в закрытые акционерные общества и стали работать на коммерческой основе. Пока склады ломились от материалов и запчастей, завод еще дышал, хотя и не работал на "оборонку". Склады таяли, ЗАО банкротились или сидели без заказов. Администрация стала потихоньку сдавать в аренду и продавать пустые или ненужные помещения. Дело шло к закономерному концу.
В 1998 году совет кредиторов назначил администратором агонизирующего предприятия Саулюса Бернотавичюса, бывшего снабженца с меховой фабрики имени Витаса. Свой человек быстро распродал все, что можно. Именно при нем в прямом смысле за копейки ушли с молотка здания, образующие периметр территории, а затем и внутренние постройки вплоть до котельной. Завод умер. 
Здания по периметру привели в современный вид.

Здания по периметру привели в современный вид.

И даже стриптиз-клуб.

И даже стриптиз-клуб здесь разместили. Он нужнее Литве


 
Но разве не нужны были уникальные наработки, необычные технологии? Разогнали 99% рабочих и инженеров с уникальным опытом.  Сегодня Литва гордится своими разработками лазеров и лазерной техники, являясь едва ли не европейским лидером. Но эти достижения выросли именно на развалинах ВЗРИП благодаря тому 1% фанатов, которые не опустили рук. Например, таких, как Владимир Цурко, сумевший выжить и наладить новое производство.
Октябрь Бурденко с внуком. Фото из архива семьи Бурденко.

Октябрь Бурденко с внуком. Фото из архива семьи Бурденко.

 
  ВЗРИП сознательно привели к банкротству, за бесценок продали своим, которые позже за миллионы долларов перепродали недвижимость в центре европейской столицы. Впрочем, пример не единичен и не только в Литве такое происходило.  Но именно Литва потеряла это уникальное производство, брэнд, кадры, которые "олигарх" Бурденко собирал по всему СССР, технологии, рабочие места и так далее со всеми вытекающими.
Но есть на печальном фоне и отрадный факт: фамилию последнего администратора ВЗРИП Бернотавичюса бывшие рабочие и служащие "пятерок" едва вспомнили, а фамилию директора Бурденко никто из них не забыл.
Территория завода огромная. В цехах сейчас работают сотни фирм, фирмочек и прочих ячеек представителей мелкого бизнеса.Территория завода огромная. В цехах сейчас работают сотни фирм, фирмочек и прочих ячеек представителей мелкого бизнеса.

Это не обсуждается.