Про русских во Львове..


Вопрос:
- В разных воспоминаниях о 1939 годе момент вступления советов на польскую землю представляется как вторжение азиатов – диких и ужасных. Вы помните красноармейцев?

Адам Мацедоньский:
- Те впечатления глубоко врезались мне в память. Когда русские вошли во Львов, самым ужасным был тот смрад, который они принесли с собой, - страшный. Львов живописно расположен на холмах. Всюду парки, сады, полно цветов, кусты сирени, каштаны. Город, по образу жизни близкий к средиземноморскому, потому что ежедневно на бульварах бывало гуляние, все элегантно одетые, прогуливались, встречались, кланялись, знакомились, проявляли взаимное уважение.

И вдруг надвинулась эта вонь, такой страшный смрад. Потому что большевики, которые вошли, не выглядели как армия – это была орда нищих и попрошаек, а к тому же дикарей. Шинели были драные, у некоторых такие длинные, что волочились по земле. И все – страшно низкие. Моя мама смотрела в окно, потому что день и ночь охраняла дом, смотрела из-за занавески и вдруг воскликнула:
- О, Боже, да ведь они детей в армию берут!
Потому что эти большевики были все такие маленькие. Это была оголодавшая орда раскосых, больных выродков. У многих не хватало глаза либо нос был совершенно изуродованный, потому что среди них царил сифилис. Они воняли потом, блевотиной – ведь они пили водку из алюминиевых фляжек. Это же очень вредно – алюминий со спиртом. Им нечего было есть, только пили, поэтому с голоду они отнимали у детей бутерброды. Первые их слова, которые мы, дети, выучили, это «Dawaj kuszat!», то есть «Давай есть!». Весь этот сброд, эти дикари – это не были солдаты...

...Меня, ребёнка, больше всего поразил вид немцев: чистых, выбритых и трезвых. Они не ругались, а тащили наши пожитки. Некоторые разговаривали со мной на странном для меня тогда польском языке – может быть, это были силезцы… Когда мы оказались на той стороне, я спросил маму:
- Мы уже в Раю?
Я на самом деле думал, что мы умерли и попали в Рай.

Этовоспоминания вот этого пана:
Адам Мацедоньский, талантливый рисовальщик и отважный оппозиционер, 14 июня этого года получил награду от Института Национальной Памяти, престижное звание «Хранителя Национальной Памяти». По этому случаю представляем фрагмент воспоминаний Адама Мацедоньского, касающийся первой советской оккупации 1939-1941 годов. Мы получили ещё один – хотя бы после Зофии Коссак – великолепный образ-документ, касающийся советских времён и советских порядков.
отсюда перевод с ursa-tm.ru

Какой однако душевный старичок. Заслуженный и награжденный. Наверно по его воспоминаниям будут учить историю. Свидетель ведь, самолично нюхал русских!

П.С Кстати, "этот сброд, эти дикари" еще снимали документальные кадры сразу после занятия Львова:

Так что вы сами можете отключить звук для объективности и просто посмотреть на эту "оголодавшую орду раскосых, больных выродков" в советской форме прямо на тех улицах того Львова, в сентябре того же 1939 года.

Устроите соревнование "собственные глаза VS глаза старенького лауреата Института Национальной Памяти и «Хранителя Национальной Памяти Польши»"?

  1. #1 by trilirium on 05.07.2011 - 10:49

    Вот интересно: как он живет с осознанием того, что раскосые, оголодавшие, больные и всякие прочие выродки вдруг взяли, и его победили?

Это не обсуждается.